О типах нервной деятельности и экспериментальных неврозах - Павлов И.П.

О типах нервной деятельности и экспериментальных неврозах - Павлов И.П.Год выпуска: 1954

Автор: Павлов И.П.

Жанр: Физиология

Формат: DjVu

Качество: Отсканированные страницы

Описание: К учению о типах нервной деятельности привели многочисленные факты существования индивидуальных различий в поведении и проявлениях условнорефлекторной деятельности животных. Эти различия для отдельных животных оставались устойчивыми и их естественно было связывать с присущими каждому животному свойствами его нервной системы.
Обобщая исследования по изучению высшей нервной деятельности в ряде докладов и статей за период 1910-1919 гг., И. П. Павлов высказал ряд мыслей о типах нервной системы собак. Так как в данный сборник эти доклады и статьи не включены, мы, имея в виду осветить период формирования представлений И. П. Павлова о типах нервной системы, цитируем в предисловии имеющиеся в них высказывания И. П. Павлова по этой проблеме.
В первый раз И. П. Павлов упоминает о типах нервной системы в своем докладе «Дальнейшие шаги объективного анализа сложнонервных явлений в сопоставлении с субъективным пониманием тех же явлений». Он разбирает опыты своего сотрудника П. Н. Николаева. В темной комнате вспыхивание электрической лампочки каждый раз сопровождается кормлением собаки. Благодаря этому свет становится возбудителем пищевой реакции животного и вызывает слюноотделение. После этого к освещению темной комнаты иногда присоединяется тон, и эта комбинация тона и света в отличие от применения одного света едой не сопровождается. Некоторое время животное дает за тридцать секунд на эту комбинацию почти такую же секрецию, как и на один свет — около 10 капель слюны.
И. П. Павлов говорит: «В продолжение нескольких раз — трех, четырех, пяти — дело остается без изменения, т. е. как свет один, так и свет вместе с тоном нам дают слюну, те же 10 капель, хотя они и не сопровождаются едой. Мы, однако, задаем себе вопрос: хотя, повидимому, ничего не изменилось, но все-таки «ет ли каких-нибудь изменений внутри этого процесса, не сделался ли тон чем-нибудь иным — тон, который, мы присоединили к свету и который раньше не имел никакого отношения к слюнной железе? Оказывается, после четырех-пяти раз он приобрел раздражающее действие на слюнную железу. Действие, правда, небольшое, всего 1-2 капли. Что же это такое, почему тон стал раздражителем? Почему он, хотя и не сопровождался едой, стал раздражителем? Очевидно, этот тон, повторяясь со светом, приобрел его раздражающее действие, и, в сущности, он проделал тот же процесс, который совершался тогда, когда свет получил свое раздражающее действие от сочетания с едой, которая гнала слюну. Действие тона есть действие нового условного раздражителя, и так как в данном случае он сделался таким благодаря условному раздражителю, а не безусловному (например, еда), то его можно назвать условным раздражителем второго порядка, а новый рефлекс — условным рефлексом второго порядка.
Надо сказать, что действие это весьма не велико. В огромном большинстве случаев мы имеем 1-2 капли. Действие это очень скоропреходящее и не зафиксированное. Так что, если опыты продолжить некоторое время, то тон свое действие потеряет. Этот период составляет первую фазу. Действие это настолько не велико, требует столь точной обстановки для его констатирования, что может даже возникнуть сомнение в существовании этого действия. Но есть обстоятельство, которое облегчает дело проверки. Между собаками находятся такие типы нервной системы, проще говоря, слабонервные собаки, у которых это явление выступает чрезвычайно резко и носит весьма упорный характер, так как у них условный рефлекс второго порядка держится неделями, и от него даже трудно отделаться».
Здесь И. П. Павлов впервые употребляет самый термин «типы нервной системы». Однако понимание фактов остается пока самым общим. Образование условного рефлекса второго порядка, т. е. сложный синтетический акт, Павлов объясняет далее слабонервностью собаки.
В 1911 г. И. П. Павлов делает доклад на основании опытов Н. И. Красногорского и Н. А. Рожанского па тему «Основные правила работы больших полушарий». Он снова обращается к индивидуальной характеристике нервной деятельности животных.
«Вот ряд собак. Вы имеете одну собаку, у которой в условиях нашего опыта развилось сонливое состояние, которое захватило всю деятельность больших полушарий. Затем следующий тип собаки. Она на станке не спит. Значит, задерживание не дошло до высшей степени, чтобы проявиться в общей недеятельности больших полушарий. У нее задерживание проявляется в мускульном покое, она стоит, как вкопанная. Но это задерживание не ограничилось мускульной системой, а перешло на слюнной рефлекс. Наконец, последняя собака. Это — в высшей степени оживленное животное на полу. На станке у нее сна нет, но имеется мускульный покой, она стоит, как деревянная, а вместе с тем это задерживание мускульной системы ограничено и не простирается на слюнные рефлексы, которые оказываются очень резкими. На разных собаках мы имеем различные степени иррадиирования задерживания и известное определенное концентрирование этого задерживания одного и того же задерживающего действия нашей обстановки. Последняя собака — с идеально выработанной нервной системой, у нее задерживание осталось на том пункте, на котором мы хотели его удержать. Оно дало мускульный покой собаке, но дальше не пошло, слюнные рефлексы остались нетронутыми и целыми».
Отдельные животные, как мы видим, характеризуются различной степенью иррадиации процесса торможения, у одних животных эта иррадиация более обширна, нежели у других. В дальнейшем опыты Б. А. Когана показали, что у разных животных резко различна и скорость иррадиации и концентрации процесса внутреннего торможения. Этого вопроса И. П. Павлов касается в докладе «Настоящая физиология головного мозга», написанном в 1914 г. для несостоявшегося из-за начала первой мировой войны съезда психиатрии, неврологии и психологии.
И. П. Павлов говорит: «При наших опытах чрезвычайно резко обозначается индивидуальная характеристика нервных систем разных экспериментальных животных и часто может быть выражена в точных цифрах, чему один пример будет приведен ниже».
В этой же статье сообщается, что: «После сопоставления с другими подобными фактами и исключения разных других предположений мы приходим к следующему заключению, являющемуся самым естественным и простым. Считая кожу проекцией известного участка мозга, нужно принять, что возникающий в определенной точке этого участка процесс внутреннего торможения сначала разливается, иррадиирует по всему этому участку, а вслед затем начинает сосредоточиваться, концентрироваться в исходном пункте. Интересна та медленность, с которой происходит это движение в обоих направлениях. Обращает на себя внимание и то, что эта скорость, резко разная для разных животных (в пять и более раз), для каждого из них остается в высшей степени постоянной, прямо неизменной».
К вопросу о различной иррадиации и концентрации процессов торможения и возбуждения И. П. Павлов возвращается и в своих последующих сообщениях. В докладе «Условия деятельного и покойного состояния больших полушарий» он дает понятие подвижной и уравновешенной нервной системы. Он говорит: «Наступление этого сонного состояния зависит и еще от других обстоятельств — именно от качества условного раздражителя и от индивидуальности собаки. От качества раздражителя зависимость следующая. Когда этот предмет еще только намечался в лаборатории, у работающих сложилось предубеждение против температурных раздражений кожи как условных раздражителей, потому что опыты с ними всегда шли почему-то чрезвычайно туго, неудачно. Потом, когда вопрос обратил на себя внимание и за него серьезно принялись, выяснилось, что из всех раздражений температурные всего легче вызывают это сонное состояние. С температурными раздражениями происходит именно так, что лишь только вы создали рефлекс, как уже развивается сонное состояние, и опыты приходится бросать. За температурными по порядку идут кожно-механические раздражения, тоже скоро вызывающие сонное состояние. Однако наблюдается очень большая разница между температурными раздражениями и кожно-механическими, а тем более всеми другими. Температурные раздражители дают сон дней через десять, а, например, от звукового раздражителя вы при большом старании не получите сна и через месяц. Кожно-механические раздражители займут среднее место. Таким образом, в качестве оптимальных раздражений, вызывающих сонное состояние, надо признать раздражителей, действующих на кожу животного, прежде всего термических, а затем механических.
Другое условие, от которого зависит скорость появления сонного состояния, — это индивидуальность собаки. Одно животное легко впадает в сон, другое труднее. Надо сказать, что тут не обошлось без ошибки с нашей стороны. В прежнее время, когда это явление страшно затрудняло опыты, мы, желая гарантировать себя, выбирали обыкновенно для работ самых подвижных собак. А оказалось как раз наоборот — у них-то особенно легко и развивается сонное состояние. Собаки же более спокойные, с более уравновешенной нервной системой не так скоро поддаются сну».
В статье «Внутреннее торможение условных рефлексов и сон — один и тот же процесс» И. П. Павлов пишет: «Наступает сонливость и сон при указанных условиях в ясной зависимости от индивидуальности собак, от типа их нервной системы. Интересно, что сначала, заинтересованные сном наших животных чисто практически как помехой при опытах над условными рефлексами, мы впали в забавную ошибку. Желая иметь под опытом животных, у которых сон не мешал бы при наших исследованиях, мы выбирали для них животных, являющихся очень живыми на свободе, подвижными, все исследующими, на все реагирующими — и получили совершенно обратное. Они-то как раз особенно легко и скоро засыпали при указанных условиях. Напротив, собаки, прозванные нами солидными, мало подвижные, какие-то сосредоточенные, оказывались на нашем станке в особенности удобными, отнюдь не поддаваясь сну очень долго, даже при самых для него благоприятных условиях».
Далее И. П. Павлов останавливается на собаках возбудимого типа нервной системы: «Позволительно сюда же отнести и факт, наблюдавшийся в наших лабораториях в тяжелые годы (1918 и 1919), когда приходилось работать на истощенных, изголодавшихся животных. Даже немного отставленные рефлексы быстро исчезали, вызывая сон, так что дальнейшая работа над ними делалась невозможной (опыты д-ров Н. А. Подкопаева, О. С. Розенталя и Ю. П. Фролова). Очевидно общее истощение в особенности резко сказывалось на нервных клетках больших полушарий.
Подобным же образом можно было бы понимать ранее упомянутый факт, что очень живые, подвижные на свободе, возбудимые собаки особенно легко впадают в сон при обстановке наших опытов. Можно принимать, что живость, суетливость этих собак происходит таким образом что при их легкой возбудимости быстро наступает истощение данного раздражаемого пункта, влекущее за собой торможение, которое индуцирует Общее возбуждение. Это возбуждение, заставляя животное двигаться таким образом подставляет другие клетки под новые раздражители чем и предупреждается на свободе сильное развитие и распространение торможения—сон. При невозможности быть этому в станке При неизбежном однообразии как внешних, так и внутренних раздражений естественно у таких собак с их слабой нервной системой наступает очень быстро сон.
Вероятно, так же можно бы понимать и временно наступающее предварительное возбуждение, при действии снотворных раздражений на животное, во время бодрого состояния, именно как средство избежать неурочный, неуместный сон, подставляя животное под новые раздражения или частью производя их в себе актами движения».
Несмотря на все приведенные выше факты, пока еще не представлялось возможным перейти к строго очерченной классификации типов нервной системы животных, хотя Павлов и продолжает подчеркивать существование животных с подвижной, живой нервной системой и с уравновешенной, мало подвижной нервной системой. Об этом И. П. Павлов пишет в статье «Отношение между раздражением и торможением, размежевание между раздражением и торможением и экспериментальные неврозы у собак». В этой же статье дается пока очень общее разделение животных по силе и слабости их нервной системы. Эти понятия были выдвинуты в связи с фактами экспериментальных нарушений высшей нервной деятельности животных при различных трудных условиях этой деятельности.
Павлов говорит: «После этих наблюдений и опытов в еще более позднее время мы поставили себе задачей исследовать описанное явление более систематически и более подробно (опыты д-ра М. К. Петровой). Так как приведенные факты можно было понимать так, что нарушение нормальных отношений происходило при трудной встрече раздражительного и тормозного процессов, то у двух собак разных типов — одной очень живой и другой мало подвижной, спокойной — были произведены опыты прежде всего с разнообразными торможениями и с комбинациями их. На условных рефлексах, оставленных на 3 минуты, т. е. когда безусловный раздражитель присоединялся к условному лишь через 3 минуты после начала последнего, причем вследствие этого положительный эффект условного наступал только после предварительного одно-двухминутного тормозного периода, были вместе с тем применены и другие случаи торможения (диференцирование и т. д.). Но эта задача на этих разных нервных системах, хотя и с разным трудом, была выполнена без нарушения нормальных отношений. Тогда был присоединен условный пищевой рефлекс на разрушительный агент. Теперь было достаточно, образовав этот рефлекс, его некоторое время повторять даже на одном и том же месте кожи для того, чтобы наступило резкое патологическое состояние. При этом отклонение от нормы у обеих собак произошло в противоположных направлениях. У живой собаки выработанные торможения или пострадали в значительной степени, или исчезли совсем, превратившись в положительные агенты; у спокойной же крайне ослабли или совершенно исчезли слюнные условные положительные рефлексы. И эти состояния оказались очень стойкими в течение месяцев и самостоятельно не изменялись. У живой собаки с ослабевшим тормозным процессом затем быстро, в несколько дней, произошел прочный возврат к норме при помощи бромистого калия, вводимого в rectum. При этом интересно отметить, что вместе с появлением нормального торможения величина положительного условного действия не только не уменьшилась, а скорее несколько увеличилась, так что надо говорить, на основании этого опыта, не об уменьшающем нервную возбудимость влиянии брома, а о регулирующем нервную деятельность. У другой собаки постоянных и сколько-нибудь значительных слюнных рефлексов не удалось восстановить, несмотря на разные меры, применявшиеся нами для этой цели».
И. П. Павлов далее приходит к заключению о механизме травматического невроза. Он говорит: «Наконец, наши опыты над собаками дают нам право произведенные нами у них хронические отклонения высшей нервной деятельности от нормы рассматривать как истинные неврозы, причем уясняется до некоторой степени и механизм их происхождения. Точно так же случай действия чрезвычайно сильных необычных раздражений (исключительное наводнение) на собаках со слабой нервной системой, с преобладанием ч норме тормозного процесса, еще, иначе говоря, с повышенным постоянно тонусом торможения, воспроизводит этиологию специально травматического невроза».
Систематическое изучение экспериментальных неврозов дало мощный толчок и к изучению типов нервной системы. В сообщении, сделанном в Париже, на тему «Здоровое и больное состояние больших полушарий.» И. П. Павлов объединяет эти две важнейшие проблемы и одновременно делает и другое сообщение уже прямо на тему о типах под заглавием «Тормозной тип нервной системы». В это же время он пишет свои «Лекции о работе больших полушарий головного мозга», где посвящает вопрос о типах несколько глав, объединяя его с вопросом об экспериментальных неврозах, как это он делает и в последующих своих сообщениях.
В семнадцатой лекции, которая была закончена весной 1926 г., Павлов пишет, что «уже намечаются до некоторой степени точные критерии, при помощи которых можно будет достигать строго научной характеристики нервной системы того или другого из наших животных. Тогда, между прочим, откроется важная возможность строго научного экспериментального исследования на животных вопроса о наследственной передаче разных сторон нервной деятельности. Сейчас, однако, я опишу эти типы так, как они представляются обыденному наблюдению».
Дальше Павлов выделяет два крайних типа и один средний с двумя их вариациями. Первым резким типом он называет подвижных собак «подлинных сангвиников», относительно которого, как он говорит, «остается вопросом, который мы в настоящее время решаем, представляет ли собой этот тип сильную или слабую нервную систему». По мнению Павлова, у этого типа преобладает раздражительный процесс. Таким образом, оказываются отчетливо выделенными два свойства нервной системы — сила и уравновешенность нервных процессов.
Другой краяний тип, это трусливые животные, которых следует отнести «к типу меланхоликов», у этих животных, как считал в то время Павлов, преобладает тормозным процесс.
Между этими крайними типами стоят две вариации среднего типа. Одни — агрессивные животные, холерики, будущие безудержные. Другие — спокойные, сдержанные, флегматической натуры.
Через полтора года И. П. Павлов выступает уже со специальным докладом о типах нервной системы на тему «Физиологическое учение о типах нервной системы, темпераментах тож». Здесь он впервые берет весь предмет в систематическом виде и дает его, как учение о типах. Сохраняя те же типы, которые выступили и при обыденном наблюдении, он изменяет свою систематизацию. Теперь крайними типами он считает группу агрессивных, возбудимых собак—холериков и группу тормозимых животных—меланхоликов. В среднюю, центральную группу он помещает живых, подвижных собак—сангвиников, которые в лекциях были отнесены к крайнему типу, и солидных, уравновешенных собак—флегматиков.
Еще через некоторое время в лаборатории устанавливается новое свойство нервной системы, ее подвижность, и классификация типов приобретает свою окончательную формулировку. Основные типы разделяются на основании трех свойств нервной системы: силы, уравновешенности и подвижности. Так же как и прежде выделяются четыре основные группы животных, с резко очерченной характеристикой их высшей нервной деятельности. Между этими группами распределяются различные вариации промежуточных типов.
Наконец, дальнейшие наблюдения за животными и специальные опыты привели И. П. Павлова к формулировке понятия характера, или склада высшей нервной деятельности, обусловливающего наличную высшую нервную деятельность животного, которая складывается из природных свойств нервной системы и из тех изменений, которые внесены условиями существования животного, его индивидуальным опытом и общими внешними влияниями.
Природные свойства типа связаны в какой-то степени и с общей соматической конституцией животного. Фактическое обоснование этого впервые было дано Ю. Г. Фольбортом, установившим, что у животных разных типов различно протекают процессы истощения и восстановления в слюнных железах и, таким образом, свойства нервных клеток коры полушарий связаны и со свойствами клеток железистого органа.
Перейдя к изучению человека, И. П. Павлов выдвинул представление о существовании специальных человеческих типов — художественного и мыслительного. И. П. Павлов считал, что основные природные свойства нервной системы, как они были установлены на животных, присущи и человеку, но человек характеризуется еще и равновесием или некоторым преобладанием одной из двух сигнальных систем — первой, имеющей дело с конкретными воздействиями внешней среды, и второй системы, свойственной только человеку, системы слова, речевой деятельности и отвлеченного мышления.
В тесной связи с развитием учения И. П. Павлова о типах нервной системы шло изучение нарушений высшей нервной деятельности, возникающих под влиянием трудных задач, предъявляемых к нервной системе. И. П. Павловым было установлено, что расстройства высшей нервной деятельности наступали в результате перенапряжения нервных процессов коры полушарий. Страдали процессы возбуждения и торможения, нарушалась их сила и подвижность. Патология высшей нервной деятельности проявлялась в развитии неврозов в зачаточной, или вполне выраженной форме, иногда с глубокими и упорными расстройствами нервных отношений.
Была установлена зависимость экспериментальных неврозов от типа нервной системы. В статье «Условный рефлекс» И. П. Павлов писал «Под действием трудных экспериментальных условий из наших собак нервно заболевают скоро и легко животные, принадлежащие к крайним типам: возбудимому и слабому. Конечно, чрезвычайно сильными, исключительными мерами можно сломать равновесие и у сильных уравновешенных типов».
Болезнетворными приемами или моментами, перенапрягающими нервные процессы, являются, согласно И. П. Павлову, следующие:
  1. слишком сильные или слишком сложные для нервной системы данного животного условные раздражители;
  2. чрезмерно удлиненные или очень тонкие предельные диференцировки, а также увеличение тормозных условных раздражителей в системе условных рефлексов;
  3. непосредственное следование одного за другим или одновременное действие противоположных нервных процессов — возбуждения и торможения;
  4. изменение динамического стереотипа;
  5. нарушение нормальной работы эндокринных органов, например, кастрация.
Начиная с 1929 г., И. П. Павлов систематически работает в психиатрической и нервной клиниках, изучая различные формы неврозов и психозов. В ряде докладов и статей И. П. Павлов подводит итоги своих работ в этой области. Изучая механизмы нарушений высшей нервной деятельности он одновременно искал методы терапии этих нарушений.
Работами И. П. Павлова и его сотрудников было установлено, что восстановление нарушенной корковой деятельности может быть достигнуто с помощью фармакологических веществ (бром, бром в смеси с кофеином), продолжительного отдыха и др.
И. П. Павлов неоднократно указывал на огромное значение экспериментального изучения на животных ряда вопросов патологии корковой деятельности для клиники. Он говорил в 1931 г.: «Но я убежден, однако, что разрешение или существенное благоприятствование разрешению многих важных вопросов об этиологии, естественной систематизации, механизме и, наконец, лечении неврозов у людей находится в руках экспериментатора на животных».
В статье «Условный рефлекс», написанной для Большой медицинской энциклопедии, И. П. Павлов дал общий обзор своим многолетним исследованиям по изучению физиологии и патофизиологии высшей нервной деятельности. Оценивая исследования по экспериментальным неврозам, И. П. Павлов с удовлетворением сообщил: «Самым ярким доказательством того, что изучение условных рефлексов поставило на правильный путь исследование высшего отдела головного мозга и что при этом, наконец, объединились, отождествились функции этого отдела и явления нашего субъективного мира, служат дальнейшие опыты с условными рефлексами на животных, при которых воспроизводятся патологические состояния нервной системы человека, — неврозы и некоторые отдельные психотические симптомы, причем во многих случаях достигается и рациональный нарочитый возврат к норме, излечение, т. е. истинное научное овладение предметом».
В настоящем сборнике даны все работы И. П. Павлова, посвященные проблеме типов высшей нервной деятельности и экспериментальных неврозов, причем они помещены в хронологическом порядке.

Содержание книги

«О типах нервной деятельности и экспериментальных неврозах»

  1. Отношения между раздражением и торможением, размежевание между раздражением и торможением и экспериментальные неврозы у собак
  2. Здоровое и больное состояние больших полушарий
  3. Тормозной тип нервной системы собак
  4. Из книги «Лекции о работе больших полушарий»
  5. Лекция семнадцатая
  6. Лекция восемнадцатая
  7. Физиологическое учение о типах нервной системы, темпераментах тож
  8. Некоторые проблемы в физиологии больших полушарий
  9. Краткий очерк высшей нервной деятельности
  10. О неврозах человека и животного
  11. Экспериментальные неврозы
  12. Проба физиологического понимания симптомологии истерии
  13. Физиология высшей нервной деятельности
  14. Пример экспериментально произведенного невроза и его излечение на слабом типе нервной системы
  15. Динамическая стереотипия высшего отдела головного мозга
  16. Чувства овладения (Les sentiments d'emprise) и ультрапарадоксальная фаза
  17. Проба физиологического понимания навязчивого невроза и параной
  18. Общие типы высшей нервной деятельности животных и человека
  19. Экспериментальная патология высшей нервной деятельности
  20. Условный рефлекс
  21. Типы высшей нервной деятельности в связи с неврозами и психозами и физиологический механизм невротических и психотических симптомов

скачать книгу: «О типах нервной деятельности и экспериментальных неврозах»

Предыдущие книги

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив