Формирование соматических последствий адаптационного синдрома - Бузунов А.Ф.

Скачать бесплатно книгу: Формирование соматических последствий адаптационного синдрома, Бузунов А.Ф.

Год выпуска: 2010

Автор: Бузунов А.Ф.

Жанр: Патофизиология

Формат: DjVu

Качество: Отсканированные страницы

Описание: Связь между стрессом и развитием соматических заболеваний была известна всегда, но достоверно проследить, особенно на начальных этапах, последовательность функциональных и анатомических изменений при, на первый взгляд, различных заболеваниях, и достоверно связать эти изменения с реакцией организма на значительное неблагоприятное, в первую очередь психогенное, воздействие до последнего времени не удавалось. По этой причине большинство заболеваний, относящихся к группе психосоматической (информационной) патологии, или «болезней цивилизации», как таковой логичной теории патогенеза не имело. В изложенные ниже представления укладывается большой (и постоянно увеличивающийся) объем полученного к настоящему времени, казалось бы, разнородного и даже противоречивого фактического материала. Объединение в единое гармоничное целое сразу нескольких теорий (как, например, в случае язвенной болезни: Павлова—Быкова—Курцина, Селье, Кендалла, Бергера, Уголева) при отсутствии противоречий с какой-либо из них было настолько поразительным, что автор счел возможным представить свой взгляд на суд широкой читательской аудитории. Количество ранее с трудом объяснимых явлений и фактов, получивших вполне корректное теоретическое (прежде всего патофизиологическое) обоснование, иногда было даже неожиданным. Для многих заболеваний удалось привести бесформенный конгломерат «факторов патогенеза» в вид достаточно стройной последовательной логической цепи. К сожалению, в связи с обусловленным объективными причинами недостатком фактического и литературного материала, некоторые положения, изложенные в данной работе, обоснованы, и с точки зрения самого автора, недостаточно.. Тем не менее имеющиеся данные дают достаточно оснований для формулирования перспективных направлений дальнейших исследований и разработки методов лечения, а особенно предупреждения многих заболеваний на самых ранних этапах их развития. Далеко не всегда удовлетворительная эффективность многих применяемых в настоящее время терапевтических (по большей части медикаментозных) и хирургических воздействий была основным стимулом к написанию этой работы. В большинстве случаев автор воздерживается от прямых лечебных рекомендаций, но известно, что почти всегда новые подходы в патофизиологии достаточно быстро приводили к ощутимому прогрессу в решении многих лечебных вопросов.
Обобщение результатов различных медицинских и биологических исследований, особенно сделанных в последние годы, позволяет сделать интересные выводы. В частности, стереотипы поведения современного человека, в значительной степени заданные стереотипами воспитания молодого поколения, с печальной неизбежностью ведут к снижению стрессоустойчивости, развитию синдромов дезадаптации и патологического типа реакции на стресс с последующим возникновением вначале преходящих, в первую очередь, вегетативных расстройств, а в дальнейшем и формированием на их основе соматической патологии.
Основные моменты развития первой фазы стресс-реакции, впервые описанные Г. Селье (Selye Н., 1952 г.), в настоящее время исследованы достаточно хорошо. Органические изменения, несколько позже возникающие в организме при развитии непосредственно соматических заболеваний и рассматриваемые как отдельные нозологические единицы (инфаркт миокарда, артериальная гипертензия, язвенная болезнь, сахарный диабет, бронхиальная астма, различного рода «идиопатические» аллергические и трофические расстройства, кислотозависимые заболевания толстой кишки и др.), как и эффекты различных видов лечения, изучены очень подробно. Но сам этиопатогенетический процесс, особенно его начальный период, «момент срыва» регуляции, фазная последовательность рассогласования психосоматического единства организма под воздействием внешних и внутренних факторов, патофизиологический механизм последующего перехода временных (по большей части функциональных) отклонений в стойкую, уже преимущественно органическую патологию, и до настоящего времени остается неисследованной «ничьей территорией». На этой «нейтральной полосе» любой узкоспециализированный врач, которыми в настоящее время, к сожалению, являются большинство наших коллег, чувствует себя неуверенно. Причина такого положения не только в отсутствии достаточно выраженного материального субстрата в начале заболевания, т. е. когда «в руки взять нечего». Типичные примеры: характерный болевой синдром в эпигастрии и правом подреберье, а эндоскопически язвенный дефект не обнаруживается; боли в области сердца, а ЭКГ «без патологии»; небольшая одышка и сухие хрипы в исходе ОРВИ, усиливающиеся вечером и ранним утром, уже не трахеобронхит, но и не астма. Отдельную тягостную главу составляют внезапные смерти практически здоровых людей трудоспособного возраста с патологоанатомическим диагнозом «острая сердечная недостаточность», не имеющие вообще никакого «объективного» подтверждения и корректного патофизиологического объяснения. Причину трагических исходов в этом случае судмедэксперты со свойственным их профессии своеобразным чувством юмора формулируют как «не схотел Жить», за отсутствием достоверных макро- и микроскопических изменений при секционном исследовании.
Дело еще и в традиционном ориентировании врача на установление на основе жестко лимитированного симптомокомплекса не менее жесткого диагноза узкой нозологии, который в случае неблагоприятного исхода должен быть подтвержден патологоанатомом. После установления такого диагноза как бы автоматически отсекаются функциональные расстройства организма как единого целого, собственно и приведшие к «пробою компенсации» в наиболее слабом, податливом месте (locus minoris resistentia, по Вирхову), а все внимание концентрируется на подборе лекарственного препарата для «затыкания дыры» в соматическом статусе. Облегчению давления комплекса неблагоприятных факторов, восстановлению нормального состояния ауторегуляторных механизмов, обладающих несоизмеримо большими репарационными возможностями, чем вся масса медикаментов, которые могут быть даже теоретически введены в организм, к глубокому сожалению, уделяется явно недостаточное внимание, а зачастую остается просто за пределами осмысления.
Когда же появляется «подтвержденная объективными методами» информация, «нормальный» врач облегченно вздыхает: «Вот теперь есть что лечить!» — и приступает к назначениям. Но к этому моменту изменения в организме стали уже органическими, т. е. зашли настолько далеко, что в значительном числе случаев исходом заболевания становится не выздоровление, достижение которого, собственно, и является целью и прямым долгом врача, а частичное и, порой, непродолжительное облегчение состояния путем более или менее соответствующего подбора лекарств и процедур. А во многих случаях эффект лечебных воздействий сводится лишь к временной ликвидации внешних проявлений заболевания — примитивной симптоматической терапии. Иными словами, во многих случаях все врачебное искусство ограничивается сознательным формированием лекарственной зависимости на радость и доход производителям фармацевтической продукции. Такое положение вещей зафиксировано в, на первый взгляд, внушительных схемах и формулировках решений, например рабочей группы по программе «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика» (РГ «БАД»), многозвенных классификациях и схемах лечения гастритов, колитов и многих других заболеваний. Не удивительно, что одна из фармацевтических компаний вообще сформулировала свой рекламный тезис с подкупающей прямолинейностью: «Наша продукция — с рождения и на всю жизнь!» Приходится, как говорят в таких случаях дипломаты, констатировать определенное расхождение интересов, в данном случае — расхождение интересов производителей и продавцов соответствующей продукции и жизненных интересов ее потенциальных потребителей. Один из наиболее ярких примеров недавнего прошлого, когда дело ограничилось практически лишь легализацией формирования лекарственной зависимости, — это бронхиальная астма. Пример из настоящего и ближайшего будущего — сахарный диабет типа 2. Подобное вполне оправдано в работе фельдшера участковой больницы или доктора «Скорой помощи», оказывающих неотложную помощь; весьма импонирует продавцу аптечного ларька, но с клиническим подходом думающего врача имеет очень мало общего. Не приходится уже говорить о том непреложном факте, что безвредных лекарственных препаратов не бывает.
Ситуация, к счастью, не безнадежна, поскольку в значительном, если не преобладающем числе случаев своевременное участие знающего врача, его сотрудничество с пациентом, а также резервные возможности организма позволяют не допустить развития необратимых органических изменений, «соматизации» возникших, еще обратимых расстройств. Конкретным патогенетическим механизмам возникновения функциональных расстройств, зачастую не имеющих четкого висцерального симптомокомплекса и рассматриваемых поэтому обычно как висцеральные формы невроза, путям перехода этих'преходящих расстройств в относительно стойкие органические изменения, формирующие соответствующую соматическую нозологию, такую как, например, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки и желудка, бронхиальная астма, и посвящена настоящая работа.
Видит врач то, что знает, поэтому для того, чтобы своевременно и правильно помочь пациенту, ему совершенно необходимо четко представлять возможные начальные проявления, биологическую основу и динамику тех нарушений, последствия которых часто бывают столь необратимо трагичны. Лечебная деятельность настоящего клинициста — это прежде всего осмысление, постижение внутренней сути происходящих в организме процессов, событий, внешние проявления которых доступны непосредственному восприятию через органы чувств или исследованию с помощью диагностического и аналитического инструментария. Необходимостью детальной расшифровки глубинного содержания этих процессов обусловлен значительный объем патофизиологического материала, представленного в настоящей работе. Без глубокого знания патофизиологии, других базовых дисциплин, без умения творчески использовать эти знания в своей нередко на первый взгляд рутинной работе врач превращается в примитивное промежуточное звено между диагностической аппаратурой и аптекой с простейшим терапевтическим справочником и «стандартами оказания медицинской помощи» под мышкой.
Работая с больным, врач ни на минуту не должен забывать и о своей роли в общественном устройстве, благодарной роли защитника, советчика, друга, всегда готового прийти на помощь тем, кому не хватило собственных сил противостоять превратностям человеческой жизни. Поэтому внутренний настрой врача должен быть направлен не в последнюю очередь на то, чтобы, вникнув в проблемы больного человека, объяснить ему необходимость изменения того образа жизни, стереотипов поведения, отношения к своему здоровью, к себе и окружающему миру, которые, собственно, и привели к его теперешнему состоянию. Для широкого круга соматической патологии, рассматриваемой в настоящей работе, более чем актуален тезис: «Наши болезни — это наш образ жизни». И врач, и его больной должны понимать, что лечебные воздействия имеют в значительном большинстве случаев только вспомогательное значение, что они способны лишь на время заместить или улучшить функции пострадавшего органа или системы, создать условия для реализации компенсаторных возможностей организма, но ни в коем случае не в состоянии полностью заменить естественные механизмы ауторегуляции и саногенеза. Поэтому повторное появление на больничной койке (а то и на операционном столе) того же самого больного, например с язвенной болезнью, всего через несколько месяцев или даже недель после его выписки из стационара, зачастую в еще более тяжелом состоянии, не должно восприниматься врачом с плохо скрываемым удивлением и попытками объяснить столь неприятный факт нарушением больным назначенного режима, несоблюдением врачебных рекомендаций, неаккуратным приемом лекарств и пр. Гораздо более вероятно, что в процессе работы с пациентом за рамками интереса врача осталась истинная причина, вызвавшая болезнь, не был подробно прослежен весь этио-патогенез, особенно его начальные этапы. Эта первопричина и последствия ее воздействия не были объективизированы, т. е. не были выведены из подсознания больного человека, рационально представлены и объективно осмыслены им. Никто не помог ему сформировать систему максимально эффективной, прежде всего психологической, защиты своего организма, стабилизировать нормальное состояние. Что является истинной, первичной причиной возникших расстройств, как изменить свою жизнь и свое субъективное отношение к травмирующим воздействиям, каким путем идти человеку дальше, чтобы не превратиться в хронически больного и инвалида, осталось для врача, а уж тем более для его пациента, тайной за семью печатями. Какова конфигурация и где располагается та «воронка» в психике и вегетатике больного, дно которой — незаживающая рана в соме? Не стоит удивляться плохому результату, если человек вернулся в ту же самую среду, ежедневно, а порой и ежечасно его травмирующую, практически в прежнем состоянии, только с проданным ему пакетом лекарств, резецированным желудком или без желчного пузыря. Ведь ясно — сколько дно посудины снаружи не замазывай, все равно протечет. Так, в эксперименте даже уже соматически полностью выздоровевшая белая крыса, но со сформировавшимся и зафиксированным в ее мозгу устойчивым патологическим состоянием, снова попав в до боли знакомые неблагоприятные условия (иммобилизация, световые и звуковые раздражители, с которыми ранее сочетались удары током), хотя уже и без ранящего воздействия или с минимальным его уровнем, опять, не имея возможности выбраться из этого рукотворного кошмара, очень быстро получает те же самые расстройства, а вскоре и болезни, что и на первом этапе опыта (Гращенков Н.И., 1964 г.).
Задача избавления человека от болезни является совсем не простой, тем более что даже в самых типичных случаях органических заболеваний нередко имеет место заметное несоответствие между субъективными ощущениями пациента и объективно фиксируемыми морфофункциональными изменениями. Картина болезни является результатом сложного психофизиологического процесса аутоскопии, в который вмешиваются в различной мере чувствительность больного и его способность интерпретировать; затем напряжение чувств и внимания, страх, волнение, его воображение (Пэунеску-Подяну А., 1976 г.). Кроме того, и сам больной далеко не всегда настроен на изложение своих проблем и печалей врачу, к которому он пришел «за таблеткой», чтобы избавиться от болезни, примерно как в магазин за бутылкой воды, чтобы избавиться от жажды. Он зачастую совершенно не заинтересован услышать из уст врача горькую истину о своей дальнейшей судьбе, а какой образ жизни ему вести, это вообще его личное дело. У него (больного) найдется тысяча аргументов и примеров в подтверждение того, что его болезнь — лишь досадная, чуть ли не минутная случайность, что-то вроде случайной занозы, вытащить которую — тоже минутное дело. «Я хочу жить так, как я хочу и как я привык, и при этом оставаться здоровым как раньше, а ваше дело, доктор, — найти средство, как это устроить», — кто из наших коллег не слышал подобных слов? К сожалению, в большинстве случаев задача является несколько более сложной, чем это может показаться на первый взгляд, а решение — далеко не таким однозначным. В значительной части случаев возникшее расстройство ставит перед врачом гораздо более сложные задачи. Причем эти задачи зачастую в принципе не могут быть решены, поскольку во многих случаях они даже не сформулированы, не поставлены. В то же время именно на их решение должны быть направлены все необходимые силы и самого больного, и тех, к кому он пришел с надеждой на избавление от страданий.
При общении с больным, его обследовании и лечении необходимо постоянно иметь в виду, что благодаря высокой степени надежности основных систем жизнеобеспечения организма и деятельности компенсаторных механизмов, перекрывающих функциональные дефекты, выпадение функции происходит не в начале патологического процесса, а при возникновении уже значительных повреждений. Когда функциональный дефект проявляется клинически, это значит, что патологические изменения достигли такого объема, при котором механизмы компенсации и перекрытия нарушенной функции уже стали недостаточными, т. е. патологический процесс уже на стадии значительного развития, а не в начале, как принято думать (Крыжановский Г.Н., 1997 г.).
Большинство подобных перечисленным выше соматических, а точнее — психосоматических, заболеваний имеет достаточно четко очерченные три компонента, которые в свою очередь являются взаимосвязанными, взаимовлияющими и, как правило, взаимоусугубляющими. В подавляющем большинстве случаев при внимательной работе с больным, наличии достаточного психологического контакта, доверия между пациентом и врачом удается выявить первичную последовательность болезненных изменений и, таким образом, достоверно проследить цепочку этиопатогенеза. Эта последовательность после воздействия пограничного (на грани или за гранью компенсации) неблагоприятного психологического стрессорного воздействия выглядит следующим образом: первичная психическая неуравновешенность (дисбаланс) — последующая вегетативная, т. е. нейрогуморальная и гормональная, неуравновешенность и далее — соматическое повреждение с развитием конкретного органического дефекта, т. е. непосредственно заболевание как нозологическая единица. Необходимо также учитывать, что отклонение от нормального функционирования одного органа или системы неизбежно вызывает каскадные изменения, по большей части компенсаторные, практически во всех других органах и системах организма. Кроме того, сформировавшаяся соматическая патология становится вторичным источником дисбаланса на двух других уровнях, психическом и вегетативном (например, при болевом синдроме, диспепсии, одышке). Описанная последовательность событий разрегулирования организма как единого целого всегда остается открытой «по вертикали», как снизу вверх — от «сомы» к «психе», например при боли, зуде, одышке; так и сверху вниз — при дальнейшем углублении изменений со стороны психики, страдающей от неблагоприятных внешних воздействий. Одновременно изменения распространяются и «по горизонтали» в виде реакции со стороны других альтерационно, компенсаторно или репарационно отреагировавших органов и систем.
Автор искренне надеется, что большой объем достаточно сложного физиологического, патофизиологического, биохимического и другого научного материала не станет препятствием для знакомства с его работой врачей-клиницистов базовых медицинских специальностей, для которых непрерывный профессиональный рост является неотъемлемой частью их повседневной работы. Внимание к книге теоретиков медицинской науки, в первую очередь патофизиологов, биохимиков, фармакологов, специалистов по лабораторной и функциональной диагностике, использование представленных в книге данных станет лучшим подтверждением правильности изложенных в ней положений.
Разделы, касающиеся структуры психосоматического статуса и методики его объективной оценки на основании таких характеристик, как норадреналиновое и адреналиновое время, возможно, представят интерес для специалистов, занимающихся отбором и подготовкой персонала для работы в сложных, критических ситуациях (МЧС, ВГСЧ, МО и т. д.). На основе объективной оценки указанных двух параметров, по мнению автора, возможны не только индивидуальный подбор кандидатов, оценка перспективности их дальнейшего обучения, но и формирование оптимального состава групп сотрудников для решения тех или иных конкретных задач.
Представляя результат своего многолетнего труда на суд широкой читательской аудитории, автор выражает надежду на строгую и непредвзятую профессиональную оценку представленных в нем данных.


Содержание книги

«Формирование соматических последствий адаптационного синдрома»

Патогенез адаптационного синдрома

  1. Уровни регуляции гомеостаза
  2. Типы травмирующих ситуаций
  3. Типы нарушений психоэмоциональной сферы
  4. Вегетативные нарушения
  5. Два типа I фазы стресс-реакции
  6. II фаза стресс-реакции
  7. Патология вегетативной регуляции
    1. Клиника вегетативных гипоталамических кризов

Формирование соматических последствий дезадаптации

  1. Адаптационный синдром
  2. Язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки и желудка
  3. Желчнокаменная болезнь
  4. Панкреатит
  5. Кислотозависимые заболевания кишечника
  6. Регуляция сосудистого тонуса. Гипертоническая болезнь
    1. Анатомия и физиология сосудистого русла
    2. Регуляция кровоснабжения центральной нервной системы
    3. Регуляция тонической активности периферического сосудистого русла
    4. Нырятельная реакция. Метод волевой ликвидации глубокого дыхания (ВЛГД) К.П. Бутейко
    5. Патофизиология гипертензионного синдрома
  7. Острая сердечно-сосудистая недостаточность
  8. Сахарный диабет
  9. Атеросклероз
  10. Гистамин и зудящие дерматозы
  11. Периодическая болезнь
  12. Бронхиальная астма
    1. Динамика приступа БА
    2. Профилактика и лечение
  13. Гормональная конституция, диатезы, вегетотип
  14. Организм как тканевой симбиоз

Психосоматический статус. Цена цивилизации

Послесловие
Иллюстрации

Список литературы

скачать книгу: «Формирование соматических последствий адаптационного синдрома»


Предыдущие книги

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив