Первый клинический опыт венозной реконструкции аутологичным сосудистым протезом из серповидной связки печени при парциальном портосистемном шунтировании

Первый клинический опыт венозной реконструкции аутологичным сосудистым протезом из серповидной связки печени при парциальном портосистемном шунтировании


Анисимов А.Ю., Анисимов А.А., Андреев А.И., Ибрагимов Р.А., Гараев А.Т.


АлАТ — аланинаминотрансфераза

АсАТ — аспартатаминотрансфераза

АЧТВ — активированное частичное тромбопластиновое время

МНО — международное нормализованное отношение

ПЖ — поджелудочная железа


Многочисленными работами конца XX — начала XXI века постулировано положение о том, что кровотечение из пищеводно-желудочных вен является катастрофическим хирургическим осложнением портальной гипертензии в исходе хронических диффузных заболеваний печени [1-3]. Шунтирующая хирургия является одним из эффективных направлений с точки зрения профилактики рецидивирующих кровотечений и увеличения продолжительности жизни пациентов, находящихся в листе ожидания трансплантации печени [4-6]. Специфическими задачами селективной варикозной декомпрессии были и остаются избирательное снижение давления и объема потока через гастроэзофагеальные вены; поддержание портальной венозной перфузии печени и постоянной венозной гипертензии в кишечном русле, с учетом возможной трансплантации печени [7-9]. Логическое обоснование анастомоза дистального конца селезеночной вены с левой почечной веной заключается в декомпрессии критической зоны варикозного расширения вен пищевода и желудка отводом селезеночного венозного потока через селезенку и левую почечную вену при сохранении высокого давления в кишечных венах, в то время как верхний брыжеечный и портальный венозные потоки поддерживаются в оси верхней брыжеечной и воротной вен и продолжают перфузировать желудок и печень [10-12]. Одной из наиболее благоприятных особенностей шунта W.D. Warren является то, что обнадеживающие результаты этой операции воспроизводимы в большинстве хирургических центров, где она была использована [13]. Долгосрочная выживаемость может быть достигнута у правильно подобранных пациентов с портальной гипертензией с большим объемом портального венозного потока и относительно сохраненной функцией печени [11]. С другой стороны, этот вариант портокавального шунтирования не лишен целого ряда недостатков, которые стоят на пути его широкого клинического использования [14, 15]. Прежде всего это связано с вариантной топографической анатомией вен селезеночно-воротного и левого почечного бассейнов и ее зависимостью от антропометрических показателей, определяющих технические трудности выполнения хирургического вмешательства [16].

Стандартная техника выполнения операции по W.D. Warren подразумевает полную мобилизацию поджелудочной железы (ПЖ) с помощью электрокоагуляции и перевязки тканей по всей длине вдоль ее нижней границы, так что железа полностью поворачивается на бок. При этом ПЖ должна быть осторожно отделена от передней и верхней поверхностей селезеночной вены до места соединения с верхней брыжеечной веной [17]. Мобилизация селезеночной вены при ее глубоком расположении за ПЖ или в толще последней таит в себе высокий риск интраоперационной травмы ПЖ — основной причины послеоперационного панкреатита, тромбоза шунта, рецидива кровотечения из варикозных вен и, в конечном итоге, — смертельного исхода. Именно поэтому топографо-анатомический вариант расположения селезеночной вены за ПЖ вынуждает отказываться от дистального спленоренального шунтирования [18, 19]. Наш собственный клинический опыт 103 операций портокавального шунтирования свидетельствует о том, что при протяженности диастаза между селезеночной и левой почечной венами до 4 см формирование дистального спленоренального шунта практически всегда возможно без натяжения сосудов путем создания анастомоза «конец в бок». Однако при большей длине диастаза между сосудами для восстановления просвета и проходимости необходимо использовать аутовену или синтетический протез. Выполнение сосудистых реконструкций во время портокавального шунтирования дало возможность увеличить число радикальных вмешательств. Целесообразность такого подхода диктуется внедрением в клиническую практику парциальных анастомозов «Н»-типа, аутологичных трансплантатов внутренней яремной вены [20], ePTFE-протезов с атромбогенным углеродным покрытием [21-25], синтетических трансплантатов «Экофлон» (Россия) [26]. Таким образом, сосудистые венозные реконструкции позволяют, с одной стороны, обеспечить декомпрессию портальной системы, достаточную для регресса варикозных вен и профилактики пищеводно-желудочных кровотечений, с другой стороны, сохранить редуцированный воротный кровоток для поддержания удовлетворительной функции печени. Однако применение методики сосудистой венозной реконструкции во время дистального спленоренального шунтирования в современных экономических условиях оправдано в случае использования быстро доступного, биологически безопасного дешевого материала, обеспечивающего относительную простоту формирования венозных анастомозов. Это может помочь уменьшить нежелание выполнять декомпрессию портальной системы, которая требует длительно функционирующего шунта. В то же время использование аутовенозного кондуита из внутренней яремной вены значительно увеличивает продолжительность операции и травматичность вмешательства, требует дополнительного оперативного доступа и обязательной реконструкции внутренней яремной вены. Имеет место повышенный риск кровотечения или несоответствие размеров, приводящих к недостаточному венозному притоку с повышенным риском турбулентности, которая может способствовать тромбозу кондуита [3]. Кроме того, синтетические трансплантаты, состоящие из политетрафторэтилена (ПТФЭ) или полиэтилентерефталата (ПЭТ), содержат серьезный риск тромбоза и инфекции, и послеоперационная антикоагулянтная терапия требует длительного времени [27]. С другой стороны, современная хирургия имеет опыт безопасного и эффективного использования в качестве аутологичного материала для венозной реконструкции во время операций по поводу онкологических заболеваний органов гепатопанкреатобилиарной области при отсутствии соответствующих сосудистых трансплантатов париетальной брюшины [28] и серповидной связки печени [29-31].

Исходя из вышесказанного, целью настоящей работы явилось представление собственного первого клинического опыта венозной реконструкции при портосистемном шунтировании с использованием в качестве возможной замены аутологичных сосудистых протезов серповидной связки печени в спленоренальной позиции у пациента с синдромом портальной гипертензии в исходе цирроза печени вирусной этиологии. Подобных наблюдений в доступной мировой литературе мы не встретили.

Клиническое наблюдение

Пациент Я., 1978 года рождения. (МКСБ № 2470204). Обратился 8 апреля 2020 года с жалобами на общую слабость, отсутствие аппетита, чувство тошноты, черную окраску каловых масс в течение предыдущих 2 суток. В анамнезе — цирроз печени в исходе вирусного гепатита С. В июне 2019 года и в феврале 2020 года дважды имели место кровотечения из варикозных вен пищевода. Оба раза гемостаз был достигнут тампонадой зондом обтуратором Sengstaken-Blackmore в сочетании с медикаментозной терапией в центральной районной больнице по месту жительства. При осмотре пациента в приемном отделении: состояние средней степени тяжести. Сознание ясное. Кожные покровы бледные. Артериальное давление 120/80 мм рт.ст., пульс 74 в мин, ритмичный, удовлетворительного наполнения. Живот правильной формы, участвует в акте дыхания, при пальпации — мягкий, печень — по краю реберной дуги. Селезенка не пальпируется. Ректально — мелены нет. В анализах крови: гемоглобин — 114 г/л, эритроциты — 3,71x1012/л, гематокрит — 36,5%, тромбоциты — 69x109/л, протромбиновый индекс — 60%, МНО (международное нормализованное отношение) — 1,49, АЧТВ (активированное частичное тромбопластиновое время) — 47,2 с, билирубин общий — 22,5 мкмоль/л, АлАТ (аланинаминотрансфераза) — 33 Ед/л, АсАТ (аспартатаминотрансфераза) — 41 Ед/л, общий белок — 51,8 г/л. Выполнена видеоэзофагогастродуоденоскопия. В пищеводе на расстоянии 20 см от резцов обнаружен один коллектор варикозной вены диаметром 4 мм. Начиная с уровня 25 см от резцов, — три коллектора варикозных вен от 4 до 10 мм в диаметре с пятнами «спелой вишни», ангиоэктазиями. При инсуффляции не спадаются. В желудке при инверсионном осмотре в области кардиального жома в направлении малой кривизны — три варикозные вены от 3 до 5 мм в диаметре. Спадаются при инсуффляции воздуха. Слизистая оболочка изменена по типу печеночной гастропатии. В просвете содержатся в умеренном количестве слизь, желчь. Свежей крови не обнаружено. При ультразвуковом исследовании размер правой доли печени — 140 мм, левой доли — 105 мм. Паренхима печени гиперэхогенная, неоднородная, с явлениями диффузного стеатоза. Воротная вена — 13 мм. Селезенка — 184х110 мм. Паренхима однородная. Селезеночная вена — 10 мм. Установлен диагноз: Цирроз печени вирусной этиологии (HCV) по Child-Pugh (6). MELD — 10 баллов. Неактивная фаза. Синдром внутрипеченочной портальной гипертензии. Варикозные вены пищевода III степени по А.Г. Шерцингеру, желудка — I тип (GOV1) по Sarin. Состояние после неоднократных рецидивирующих пищеводно-желудочных кровотечений. 9 апреля 2020 года выполнена спиральная компьютерная томография органов брюшной полости с внутривенным болюсным контрастированием, мультипланарной и трехмерной реконструкцией. В ходе исследования выявлена диспропорция долей печени. Контуры ее неровные, четкие. Структура паренхимы печени однородная. Воротная вена — до 15,4 мм, селезеночная вена — извитая до 11,4 мм, с регионарными анастомозами. Верхняя брыжеечная вена — до 15 мм. Левая почечная вена — 16 мм. Расстояние от селезеночной вены до левой почечной вены — около 30 мм. Селезенка обычной формы, увеличена. Контуры ее ровные, четкие. Положение, форма и размеры почек не изменены. Контуры их ровные, четкие. Чашечно-лоханочная система обеих почек не деформирована и не расширена. Паранефральная клетчатка без особенностей. В такой клинической ситуации, принимая во внимание неоднократные рецидивирующие пищеводно-желудочные кровотечения в анамнезе и высокий риск развития очередного кровотечения, было принято решение в качестве вторичной профилактики пищеводно-желудочного кровотечения выполнить селективный дистальный спленоренальный анастомоз по W.D. Warren.

После соответствующей медикаментозной подготовки 13 апреля 2020 года под эндотрахеальным наркозом были выполнены верхняя срединная лапаротомия, мобилизация селезеночной и левой почечной вен. При ревизии сосудов было установлено, что размер диастаза между ними составляет 50 мм.

Принимая во внимание топографо-анатомический вариант глубокого расположения селезеночной вены за ПЖ и высокий риск непреднамеренного интраоперационного повреждения во время мобилизации как самого сосуда, так и ПЖ, было принято решение сформировать парциальный спленоренальный анастомоз «Н»-типа с использованием в качестве замены аутологичного сосудистого протеза серповидной связки печени в спленоренальной позиции. Из серповидной связки печени пациента был вырезан лоскут размерами 60,0х20,0 мм.

Из последнего после подгонки размеров трансплантата под индивидуальные потребности пациента был сформирован аутологичный кондуит.

Он был использован в качестве вставки при формировании спленоренального анастомоза «Н»-типа с наложением двух анастомозов по типу «конец в бок» между селезеночной веной и одним концом кондуита и между левой почечной веной и другим концом кондуита.

Проходимость анастомоза была проверена с помощью интраоперационной сонографии.

В послеоперационном периоде пациент получал альбумин, лактулозу, преднизолон — 60 мг/сут, фраксипарин — 0,8 мл/сут, омепразол — 40 мг/сут, гептрал — 400 мл/сут. 17 апреля 2020 года выполнена повторная спиральная компьютерная томография органов брюшной полости с внутривенным болюсным контрастированием, мультипла-нарной и трехмерной реконструкцией. Сформирован спленоренальный шунт. Кровоток интенсивный, достаточно равномерный. Инфильтрация мезентериальной клетчатки. Следы жидкости по ходу левого бокового канала. 28 апреля рана зажила первичным натяжением. Сняты швы. В анализах крови: гемоглобин — 95 г/л, эритроциты — 3,17x1012/л, гематокрит — 30,2%, тромбоциты 79x109/л, протромбиновый индекс — 48%, МНО — 1,78, АЧТВ — 46,1 с, билирубин общий — 17,5 мкмоль/л, АлАТ — 26 Ед/л, АсАТ — 45 Ед/л, общий белок — 55,5 г/л. В удовлетворительном состоянии выписан на амбулаторное долечивание по месту жительства. На момент написания статьи срок наблюдения составляет 8 месяцев. Кровотечения не повторялись. На контрольных эндоскопических исследованиях варикозных вен в пищеводе и желудке нет. Проходимость спленоренального шунта подтверждена данными ультразвуковой допплерографии.

Обсуждение

Общемировые тенденции хирургического лечения пациентов с портальной гипертензией свидетельствуют о том, что эффективность дистального спленоренального шунта W.D. Warren в селективной декомпрессии портального кровообращения при циррозе печени связана с обеспечением достаточного снижения портального давления для предупреждения пищеводных кровотечений и в то же время сохранением его выше нормальных значений для обеспечения портальной перфузии с учетом возможной трансплантации печени [5, 6, 8, 10, 32]. Однако в случае, если длина диастаза между селезеночной и левой почечной венами превышает 40 мм, формирование дистального спленоренального шунта для обеспечения беспрепятственного кровотока требует соответствующих методов венозной реконструкции аутологичными тканями или синтетическими материалами. Все вышесказанное определяет актуальность поиска новых хирургических материалов для формирования сосудистых кондуитов в процессе портосистемного шунтирования у пациентов с циррозом печени и варикозным расширением вен пищевода и желудка на фоне синдрома портальной гипертензии. Аутологичные материалы, вероятно, более пригодны для обеспечения непрерывности венозного кровотока.

В связи с этим поиск наиболее подходящей локализации для получения материала по-прежнему является сложной и актуальной задачей. В этом сообщении мы рассматриваем серповидную связку печени как альтернативный, удобный и надежный аутологичный материал для венозной реконструкции спленоренальной оси с высокой надежностью и проходимостью при портальной гипертензии в исходе цирроза печени различного генеза.

Серповидная связка печени (lig. falciforme hepatis) — это широкая и тонкая складка брюшины. Она имеет сагиттальное направление, начинаясь тотчас выше пупка от передней брюшной стенки, соединяет ее и нижнюю поверхность диафрагмы по средней линии с диафрагмальной поверхностью печени. Серповидная связка проходит по границе между правой и левой долями печени [33, 34]. Поверхность брюшины выстлана слоем уплощенных полигональных клеток — мезотелиоцитов, на апикальной поверхности которых имеются многочисленные микроворсинки, покрытые тончайшим слоем гликопротеидов, интенсивно адсорбирующим серозный экссудат. Благодаря этому на поверхности мезотелия резко снижено трение. Анатомо-гистологические особенности строения могут явиться предпосылкой формирования из серповидной связки печени аутологичного кондуита для реконструкции венозного кровотока с высокой послеоперационной проходимостью и низким риском инфицирования. Благодаря возможности подгонки размеров трансплантата под индивидуальные особенности на основе местных интраоперационных находок возможно оптимальное соответствие размеров кондуита и, следовательно, риск возникновения его тромбоза и сегментарной окклюзии может быть менее вероятным [35, 36]. По нашему мнению, серповидная связка обладает рядом преимуществ. В течение периода нашего наблюдения мы обнаружили хорошую проходимость трансплантата, которая сопоставима с результатами других исследований с использованием различных аутологичных тканей или транспозиционных трансплантатов, смешанных с политетрафторэтиленом [37-41]. Тем не менее, извлечение, а также реализация намного проще, и размеры могут быть настроены в соответствии с индивидуальными потребностями на основе интраоперационных результатов. Кроме того, из-за его аутологичной природы риск инфицирования и необходимость длительной антикоагулянтной терапии после операции вероятно должны быть ограничены. Кроме того, экономически эффективная доступность приводит к поддающимся проверке преимуществам в пользу аутологичной серповидной связки. Так, в 2018 году T. Malinka et al. поделились опытом реконструкции брыжеечной и воротной вен фрагментами из серповидной связки печени при хирургическом лечении местнораспространенного рака ПЖ [30]. По мнению этих авторов, возможность подгонки размеров трансплантата под индивидуальные потребности на основе местных результатов позволяла им оптимально подобрать размер кондуита. Таким образом, риск развития стеноза или сегментарной окклюзии был дополнительно снижен. Трансплантаты серповидной связки были адаптированы к индивидуальным потребностям на основе местных находок. Фрагменты серповидной связки вырезали ножницами и помещали в физиологический раствор. Для придания трансплантатам цилиндрической формы вырезанные фрагменты накатывали на трубку, после чего накладывали швы нитями 6.0 Prolene. В послеоперационном периоде все пациенты находились под наблюдением не менее одного дня в отделении интенсивной терапии. Антикоагулянтную терапию после венозной реконструкции проводили путем непрерывного введения нефракционированного гепарина для достижения протромбинового времени 40-50 секунд в течение 5 суток. Лабораторное исследование показателей свертываемости крови проводили каждые 8 часов. После этого профилактика венозной тромбоэмболии достигалась подкожным введением низкомолекулярного гепарина в течение всего срока пребывания в стационаре. Антикоагулянтная терапия была прекращена после выписки и продолжена только в том случае, если этого требовали дополнительные сопутствующие заболевания или основной диагноз конкретного пациента. Кровоток в воротной и верхней брыжеечной венах оценивали методом дуплексного ультразвукового исследования интраоперационно, непосредственно после операции, а также в первые и вторые послеоперационные сутки. Заключительное дуплексное ультразвуковое исследование проводили перед выпиской. Компьютерную томографию брюшной полости с контрастным усилением выполняли не рутинно, а по клиническим показаниям. Средняя продолжительность хирургического вмешательства составила 361 минуту, а среднее время перекрытия брыжеечно-портального кровотока — 34 минуты. Средняя продолжительность пребывания в отделении интенсивной терапии и общее пребывание в больнице составили 4 (от 1 до 12) и 23 (от 12 до 59) дня соответственно. Наконец, не менее важным в современных условиях считают необходимость обеспечения возможности выполнения трансплантации печени, обязательным условием которой является разобщение ранее наложенного портосистемного шунта для обеспечения адекватной портальной перфузии трансплантата [32, 42].

Представленное клиническое наблюдение свидетельствует о возможности сосудистой венозной реконструкции фрагментом серповидной связки печени, с одной стороны, обеспечить декомпрессию портальной системы, достаточную для регресса варикозных вен и профилактики пищеводно-желудочных кровотечений, а с другой стороны, сохранить редуцированный воротный кровоток для поддержания удовлетворительной функции печени.

Заключение

Наш первый клинический опыт венозной реконструкции при портосистемном шунтировании с использованием в качестве возможной замены аутологичных сосудистых протезов серповидной связки печени в спленоренальной позиции у пациента с синдромом портальной гипертензии в исходе цирроза печени вирусной этиологии дает надежду на возможность дальнейшей успешной апробации этого способа спленоренального шунтирования для снижения риска кровотечения из варикозных вен. В то же время, хотя показатели проходимости анастомоза у наблюдаемого нами пациента являются многообещающими, интерпретация результатов достаточно затруднительна из-за небольшого числа клинических случаев. Дальнейшие экспериментальные исследования и клинические наблюдения в этом направлении должны прояснить общий результат.

Список источников

  1. Ерамишанцев А.К., Шерцингер А.Г., Киценко Е.А. Портальная гипертензия. Глава 63. В кн.: Савельев, В.С., Кириенко А.И. (ред.) Клиническая хирургия: национальное руководство. В 3 т. Т.2. Москва: ГЭОТАР-Медиа; 2009. с.626-665.
  2. de Franchis R, Baveno VI Faculty. Expanding consensus in portal hypertension. Report of the Baveno VI Consensus Workshop: Stratifying risk and individualizing care for portal hypertension. J Hepatol. 2015;63(3):743-752. PMID: 26047908 https://doi.org/10.1016/ j.jhep.2015.05.022
  3. Анисимов А.Ю., Мамкеев Э.Х., Амиров Н.Б., Логинов А.В., Кущ-нецов М.В., Анисимов А.А. Спорные вопросы хирургического лечения больных циррозом печени с кровотечениями из варикозно расширенных вен пищевода и желудка. Вестник современной клинической медицины. 2016;9(6):20-27. https://doi.org/10.20969/ VSKM.2016.9(6).20-27
  4. Yoshida H, Mamada Y, Taniai N, Tajiri T, Uchida E. Surgical Management in Portal Hypertension, Hepatic Surgery. Open access peer-reviewed chapter. Publ. February 13th 2013. https://doi.org/10.5772/52899 Available at: https://www.intechopen.com/chapters/42371 [Дата обращения 23 августа 2021 г.]
  5. Назыров Ф.Г., Девятов А.В., Бабаджанов А.Х., Мардонов Л.Л. Анализ качества жизни больных циррозом печени с портальной гипертензией после портосистемного шунтирования. Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2012;5(3):509-516.
  6. Sharma N, Bajpai M, Kumar A, Paul S, Jana M. Portal hypertension: A critical appraisal of shunt procedures with emphasis on distal splenorenal shunt in children. J Indian Assoc Pediatr Surg. 2014;19(2):80-84. PMID:24741210 https://doi.org/10.4103/0971-9261.129599
  7. Warren WD, Zeppa R, Fomon JJ. Selective trans-splenic decompression of gastroesophageal varices by distal splenorenal shunt. Ann Surg. 1967;166(3):437-455. PMID: 6068492 https://doi. org/10.1097/00000658-196709000-00011
  8. Sarfeh IJ, Rypins EB, Mason GR. A systematic appraisal of portacaval H-graft diameters. Clinical and hemodynamic perspectives. Ann Surg. 1986;204(4):356-363. PMID: 3490229 https://doi.org/10 1097/00000658-198610000-00003
  9. Bismuth H, Moreaux J, Hepp J. [Central spleno-renal anastomosis in the treatment of portal hypertension]. Ann Chir. 1966;20(25):1441-1445. PMID: 5990111
  10. Van Praet KM, Ceulemans LJ, Monbaliu D, Aerts R, Jochmans I, Pirenne J. An analysis on the use of Warren’s distal splenorenal shunt surgery for the treatment of portal hypertension at the University Hospitals Leuven. Acta Chir Belg. 2020;121(4):254-260. PMID: 32022643 https:// doi.org/10.1080/00015458.2020.1726099
  11. Livingstone AS, Koniaris LG, Perez EA, Alvarez N, Levi JU, Hutson DG. 507 Warren-Zeppa distal splenorenal shunts: a 34-year experience. Ann Surg. 2006;243(6):884-892. PMID: 16772792 https://doi.org/ 10.1097/01.sla.0000219681.08312.87
  12. Hillebrand DJ, Kojouri K, Cao S, Runyon BA, Ojogho O, Concepcion W. Small-diameter portacaval H-graft shunt: a paradigm shift back to surgical shunting in the management of variceal bleeding in patients with preserved liver function. Liver Transpl. 2000;6(4):459-465. PMID:10915169 https://doi.org/10.1053/jlts.2000.6141
  13. Gerunda GE, Faccioli AM. The Distal Splenorenal Shunt. In: Rossi P. (eds.) Portal Hypertension: Diagnostic Imaging and Imaging-Guided Therapy. Springer-Verlag Berlin Heidelberg; 2000. pp.183-189.
  14. De Franchis R., Baveno V Faculty. Revising consensus in portal hypertension: report of the Baveno V consensus workshop on methodology of diagnosis and therapy in portal hypertension. J Hepatol. 2010;53(4):762-768. PMID: 20638742 https://doi.org/10.1016/ j.jhep.2010.06.004.
  15. Бибалаев М.Х., Дыдыкин С.С., Щербюк А.Н. Хирургическое лечение при осложнениях портальной гипертензии с помощью спленоренального анастомоза. Вестник хирургии имени И.И. Грекова. 2018;177(1):100-103. https://doi.org/10.24884/0042-4625-2018-177-1-100-103
  16. Назыров Ф.Г., Девятов А.В., Бабаджанов А.Х., Раимов С.А., Байбеков И.М. Особенности ангиоархитектоники и гемодинамики в системе воротной вены у больных циррозом печени с портальной гипертензией. Вестник экспериментальной и клинической хирургии. 2014;7(3):181-189. https://doi.org/10.18499/2070-478X-2014-7-3-181-189
  17. Henderson JM, Rosemurgy AS, Pinson CW. Technique of portosystemic shunting: portocaval, distal splenorenal, mesocaval. In: Jarnagin WR, (ed). Blumgart’s Surgery of the Liver, Biliary Tract, and Pancreas. 6th ed. Philadelphia, PA: Elsevier; 2017: chap 86. pp.1231-1239.
  18. Riddell AG, Bloor K, Hobbs KEF, Jacquet N. Clinical Problems Elective Splenorenal Anastomosis. Br Med J. 1972; 1(5802):731-732. https://doi. org/10.1136/bmj.1.5802.731
  19. Затевахин И.И., Шиповский В.Н., Цициашвили М.Ш., Монахов Д.В. Портальная гипертензия. Диагностика и лечение. [Москва]: Буки Веди; 2015.
  20. Barsoum MS, Rizk-Allah MA, El-Said Khedr M, Khattar NY. A new posterior exposure of the splenic vein for an H-graft splenorenal shunt. Br J Surg. 1982;69(7):376-379. PMID:7104604 https://doi.org/10.1002/ bjs.1800690706
  21. Bacourt F. Prospective randomized study of carbon-impregnated polytetrafluoroethylene grafts for below-knee popliteal and distal bypass: results at 2 years. The Association Universitaire de Recherche en Chirurgie. Ann Vasc Surg. 1997;11(6):596-603. PMID: 9363305 https://doi.org/10.1007/s100169900097
  22. Adam R, Diamond T, Bismuth H. Partial porta-caval shunt: renaissance of an old concept. Surgery. 1991;111(6):610-616. PMID: 1595057
  23. Batignani G, Vizzutti F, Rega L, Zuckermann M, Fratini G, Pinzani M, et al. Small diameter H-graft porta-caval shunt performed at different stages of liver disease. Hepatobiliary Pancreat Dis Int. 2004;3(4):516-521. PMID: 15567736
  24. 2Восканян С. Э., Артемьев А.И., Найденов Е.В., Шабалин М.В., Забе-жинский Д.А., Колышев И.Ю. Результаты применения PTFE-кондуитов в реконструкции магистральных вен брюшной полости при местнораспространенном раке поджелудочной железы. Саратовский научно-медицинский журнал. 2015;11(4):668-672.
  25. Восканян С.Э., Шабалин М.В., Волков А.В., Колышев И.Ю. Особенности витализации протезов из пористого политетрафторэтилена при реконструкции магистральных вен (экспериментальное исследование). Ангиология и сосудистая хирургия. 2017;23(4):123-133.
  26. Восканян С.Э., Шабалин М.В., Воеводин А.Л., Артемьев А.И., Колышев И.Ю., Найденов Е.В., и др. Н-образное парциальное спленоренальное шунтирование с использованием армированного протеза из пористого политетрафторэтилена. Ангиология и сосудистая хирургия. 2020;26(1):108-112. https://doi.org/10.33529/ ANGIO2020116
  27. Chandrasegaram MD, Eslick GD, Lee W, Brooke-Smith ME, Padbury R, Worthley CS, et al. Anticoagulation policy after venous resection with a pancreatectomy: A systematic review. HPB. 2014;16(8):691-698. PMID: 24344986 https://doi.org/ 10.1111/hpb.12205
  28. Dokmak S, Aussilhou B, Sauvanet A, Nagarajan G, Farges O, Belghiti J. Parietal Peritoneum as an Autologous Substitute for Venous Reconstruction in Hepatopancreatobiliary Surgery. Ann Surg. 2015;262(2):366-371. PMID: 25243564 https://doi.org/ 10.1097/ SLA.0000000000000959
  29. Shao Y, Yan S, Zhang QY, Shen Y, Zhang M, Wang WL, et al. Autologous falciform ligament graft as A substitute for mesentericoportal vein reconstruction in pancreaticoduodenectomy. Int J Surg. 2018;53:159-162. PMID: 29581044 https://doi.org/10.1016/j.ijsu.2018.03.045
  30. Malinka T, Klein F, Denecke T, Pelzer U, Pratschke J, Bahra M, et al. The Falciform Ligament for Mesenteric and Portal Vein Reconstruction in Local Advanced Pancreatic Tumor: A Surgical Guide and Single-Center Experience. HPB Surgery. 2018;1:2943879. PMID: 30364084 https://doi. org/ 10.1155/2018/2943879
  31. Zhiying Y, Haidong T, Xiaolei L, Yongliang S, Shuang S, Liguo L, et al. The falciform ligament as a graft for portal-superior mesenteric vein reconstruction in pancreatectomy. J Surg Res. 2017;218:226-231. PMID: 28985853 https://doi.org/10.1016/j.jss.2017.05.090
  32. Поршенников И.А., Марченко А.В., Ким И.Н., Быков А.Д., Григоров Е.В. Парциальное портосистемное шунтирование ePTFE-протезами с углеродным покрытием при синдроме портальной гипертензии у пациентов с циррозом печени. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2010;12(2):48-53. https://doi. org/10.15825/1995-1191-2010-2-48-53
  33. Martin BF, Tudor RG. The umbilical and paraumbilical veins of man. J Anat. 1980;130(2):305-322. PMID: 7400038
  34. Ibukuro K, Fukuda H, Tobe K, Akita K, Takeguchi T. The vascular anatomy of the ligaments of the liver: Gross anatomy, imaging and clinical applications. Br J Radiol. 2016;89(1064):20150925. PMID: 27163944 https://doi.org/10.1259/bjr.20150925
  35. Morin C, Lafortune M, Pomier G, Robin M, Breton G. Patent paraumbilical vein: Anatomic and hemodynamic variants and their clinical importance. Radiology. 1992;185(1):253-256. PMID:1523319 https://doi.org/10.1148/radiology.185.1.1523319
  36. Ibukuro K, Tanaka R, Fukuda H, Abe S, Tobe K. The superior group of vessels in the falciform ligament: Anatomical and radiological correlation. Surg Radiol Anat. 2008; 30(4):311-315. PMID: 18286221 https://doi.org/10.1007/s00276-008-0325-6
  37. Lee DY, Mitchell EL, Jones MA, Landry GJ, Liem TK, Sheppard BC, et al. Techniques and results of portal vein/superior mesenteric vein reconstruction using femoral and saphenous vein during pancreaticoduodenectomy. J Vasc Surg. 2010;51(3):662-666. PMID: 20080375 https://doi.org/10.1016/j.jvs.2009.09.025
  38. Yamamoto Y, Sakamoto Y, Nara S, Ban D, Esaki M, Shimada K, et al. Reconstruction of the portal and hepatic veins using venous grafts customized from the bilateral gonadal veins. Langenbecks Arch Surg. 2009;394(6):1115-1121. PMID:19421769 https://doi.org/10.1007/ s00423-009-0500-1
  39. Gao W, Dai X, Dai C, Jiang K, Wu J, Li Q, et al. Comparison of patency rates and clinical impact of different reconstruction methods following portal/superior mesenteric vein resection during pancreatectomy. Pancreatology. 2016;16(6):1113-1123. PMID: 27707648 https://doi. org/10.1016/j.pan.2016.09.010
  40. Smoot RL, Christein JD, Farnell MB. Durability of portal venous reconstruction following resection during pancreaticoduodenectomy. J Gastrointest Surg. 2006;10(10):1371-1375. PMID: 17175456 https://doi. org/10.1016/j.gassur.2006.09.001
  41. Stauffer JA, Dougherty MK, Kim GP, Nguyen JH. Interposition graft with polytetrafluoroethylene for mesenteric and portal vein reconstruction after pancreaticoduodenectomy. Br J Surg. 2009;96(3):247-252. PMID:19224515 https://doi.org/10.1002/bjs.6483
  42. Hillebrand DJ, Kojouri K, Cao S, Runyon BA, Ojogho O, Concepcion W. Small-diameter portacaval H-graft shunt: a paradigm shift back to surgical shunting in the management of variceal bleeding in patients with preserved liver function. Liver Transpl. 2000;6(4):459-465. PMID:10915169 https://doi.org/10.1053/jlts.2000.6141
Новости / Хирургия
  • Екатерина Назарова
  • 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Мы используем файлы cookie!
Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
Я согласен
Я не согласен
Подробнее...